Коза Ностра: наше дело бессмертно (рассказ об истории мафии)

Покинув церковь после причастия, он в сопровождении телохранителя направился к своему «линкольну». Сев в машину, стал ждать. Через пару минут в машину сел человек.

— Все сделано, дон Вито, — сказал тот. — Джиганте стрелял в голову. Даже если Костелло выживет, он все поймет и больше не станет чинить вам препятствий…

За час до этого по приказу Дона Вито Дженовезе на главу «Коза Ностры» Фрэнка Костелло было совершено покушение. Он действительно остался жив, но после этого случая предпочел уйти в отставку, а Дженовезе стал главным боссом, «Capo di tutti capi», крупнейшей мафиозной группировки США — «Коза Ностры». Случилось это в 1957 году.

Зарождение.

…Существуют явления в этом мире, которые легко возникают, но потом так же легко канут в небытие. А на возникновение других уходят целые столетия, но, один раз возникнув, они не исчезают уже никогда. Как мафия.

Вито Дженовезе родился в 1897 году в пригороде Неаполя. До шестнадцати лет он прожил в Италии, после чего переехал в США. Здесь-то и развернулась его преступная деятельность.

Однажды поздним вечером Вито Дженовезе шел за подвыпившим мужчиной, по виду довольно состоятельным, чтобы ограбить его. Это было уже не первое его ограбление, и опыта молодому итальянцу было не занимать. Но как раз в тот момент, когда мужчина, словно желая быть ограбленным, свернул в безлюдный переулок и Дженовезе свернул вслед за ним, он услышал за спиной шаги нескольких человек. Обернувшись, он увидел трех подростков, чуть младше его самого. Один из них вышел вперед и тихо, чтобы не слышал пьяный, сказал:

— Я не знаю, что ты здесь делаешь, но лучше тебе валить отсюда подобру-поздорову. Этот, — он кивнул на пьяного, — наш клиент.

—  У этого парня золотые часы. — Так же негромко ответил Вито. — Они нужны мне, чтобы расплатиться с долгами. И я убью любого из вас, если вы попробуете мне помешать.

С этими словами он бросился на них. Вито был крупнее, но парней было трое. Уверенные в победе, они не отступили и стали драться. Дженовезе ударил одного из них в челюсть и сразу же вывел его из игры, но тут же сам получил мощнейший удар в живот и согнулся. Но когда двое оставшихся парней набросились на него, он стал драться и ними обоими… Через пару минут, когда пьяный ушел уже совсем далеко, Дженовезе понял, что их силы равны.

—  Парни, — сказал он, отдышавшись, — почему бы нам не заключить договор? Завалим пьяного, а добычу поделим? У него ведь явно не только золотые часы с собой.

Соглашение было принято на удивление быстро. Спустя несколько секунд подвыпивший гражданин услышал за спиной топот бегущих ног, но обернуться уже не успел…

Так на свет появилась первая банда Вито Дженовезе, которая занималась в основном рэкетом и «работала» в районе Гринвич-Виллидж. Благодаря своей жестокости и уму, Дженовезе вскоре заработал авторитет «железного» человека, против которого лучше не идти. Это изрядно помогало ему быстро продвигаться по «служебной лестнице» мафиозной карьеры… К началу тридцатых годов он вместе с Чарльзом Лучано становится «капориждеме» — помощником, или, как называли эту «должность» сами мафиози, «капитаном» тогдашнего босса «Коза Ностры» — Джо Массерии.

Война.

Сам Джо Массерия был родом из Палермо. Встав во главе «Коза Ностры», он взял себе кличку «Босс», однако не все хотели называть его именно так. Например, глава «семьи» Бонанно Сальвадоре Маранзано. И хотя тот пока подчинялся  Массерии, он тоже, как и Джо «Босс», жаждал власти… Войны было не избежать. Войны, которую позже назовут «кастелламарской».

Битва между кланами продолжалась целый год, с 1931-го по 1932-й, в течение которого обе стороны потеряли десятки людей. Весь Нью-Йорк был залит кровью.  

А пока на улицах стреляли и благородная кровь мафии текла рекой, Чарльз «Лаки» Лучано и его правая рука Вито Дженовезе не теряли времени даром. Они быстро сообразили, что Массерия, хоть и был еще очень силен, все же потерял былую хватку. И если они хотят захватить власть над «семьей» Дженовезе в свои руки, то более удобного момента может не представиться…

Сговор.

Лучано и Дженовезе вошли в контакт с Маранзано и договорились о том, что в случае смерти Массерии боссом «семьи» Дженовезе становится Лучано, а главой «Коза Ностры» — сам Сальвадоре.

… А Массерия доверял своим «капориждеме» («капо»). Поэтому, когда трое этих самых «капо» — Лучано, Дженовезе и Терранова — пригласили «босса всех боссов» на ужин в замечательный ресторан «короля артишоков» Джерардо Скарпато, Джо и не подумал о том, что они способны предать его.

…Когда с черепаховым супом было покончено, Лучано и Терранова, сославшись на неотложные дела, раскланялись. В ресторане остались  только Массерия, Дженовезе и хозяин ресторана, лично прислуживающий им.

— Босс, я хочу сказать вам, — Дженовезе крепко сцепил руки и опустил голову, ища подходящие слова, — знайте: что бы не случилось, вы всегда можете на меня рассчитывать. Я всегда был предан вам, так будет и впредь.

— Спасибо, Вито, я всегда знал, что ты молодец.

— Спасибо. Но сейчас мне нужно идти.

Дженовезе вышел из ресторана и сел в машину. Но перед этим он заметил, как в ресторан вошло несколько человек. Уезжая с улицы, он слышал выстрелы…

Свидетелей убийства не было, и полиции пришлось закрыть дело за недостатком улик. Единственного, кто мог указать на виновников этого преступления, Джерардо Скарпато, спустя некоторое время нашли мертвым в багажнике угнанной и брошенной машины…

Коронация.

На престол «Коза Ностры» восходит Сальвадоре Маранзано. На встрече с главами всех мафиозных кланов Америки, приуроченных к смене «босса всех боссов», он называет тех, кто с его благословения становятся боссами в своих семьях. Среди названных, конечно, были Лаки Лучано со своим «капо» Вито Дженовезе. Главари мафиози наконец-то смогли вздохнуть спокойно: с  приходом нового лидера в «Коза Ностре» воцарился мир… Но ненадолго.

Уже спустя несколько месяцев главы «семей» поняли, кого они посадили на трон. Маранзано оказался еще более деспотичным и жадным, чем бывший «дон» — Массерия. Одержимый властью, Маранзано вдруг решил, что главы «семей» задумали совершить переворот с целью сместить его с трона «Коза-Ностры». И «дон» Сальвадоре решает сам убрать наиболее опасных своих противников, пока они не сделали этого с ним.

В список устраняемых лиц вошли такие люди, как Аль Капоне и Фрэнк Костелло, но на первом месте стояли Лаки Лучано и Вито Дженовезе. Именно в них Маранзано видел главную опасность для себя… И был недалек от истины.

Узнав о том, что «босс всех боссов» хочет устранить их, Лучано и Дженовезе приняли собственные меры…

…Дон Сальвадоре сидел в своем офисе и ковырял в зубах зубочисткой в ожидании наемника, который должен был прикончить Дженовезе и Лучано.

В дверь постучали. Маранзано послал охранника открыть дверь. Вскоре тот вернулся в сопровождении пятерых мужчин в форме полиции.

—  Полиция, сэр. Они хотят задать вам несколько вопросов.

«Рано или поздно это должно было случиться», — подумал Маранзано.

Но он никак не ожидал, что полиция предпримет такие действия. Двое мужчин зашли к нему в кабинет. Один из них вдруг скрутил ему руки, а другой, выхватив нож, ударил им Маранзано…

Когда «босс всех боссов» уже лежал на полу с десятком ножевых ранений и умирал, один из нападавших подошел к нему.

— Привет от семьи Дженовезе, — сказал он и выстрелил  в Дона Сальвадоре четыре раза…

Расцвет «Коза Ностры».

А тем временем в боевом штабе Лучано шел совет. Здесь решалась судьба «Коза-Ностры».

— Если мы и дальше будем продолжать грызться между собой, рано или поздно мы все погибнем. Или мы сами себя истребим, или это сделает полиция. — Многие из слушавших его членов «семей» согласно кивнули. — Поэтому я предлагаю сделать две вещи: освежить кровь и создать Комиссию…

Решение принято. В тот же вечер было убито более 50 человек — глав «семей», относившихся к старой формации, неприспособленных, по мнению Лучано, к новым временам. Тот день получил название «Сицилийская вечеря».

Так к власти в американской мафии пришел Лаки Лучано. А «Коза Ностра», избавившаяся от бесконечных раздоров, воспряла духом и стала крепнуть буквально на глазах. Еще никогда организованная преступность не достигала таких размеров, как тогда, в 1935 году, и во главе всей этой могучей организации, насчитывающей тысячи членов, стоял Лаки Лучано. А Вито Дженовезе, как его правая рука, стал главой «семьи» Дженовезе…

Травля «королей рэкета».

 Но триумф Лучано был недолог. Общественность, взбудораженная ростом преступности, надавило на правительство, которому пришлось срочно принимать какие-то меры.

На пост специального прокурора Нью-Йорка назначается Томас Дьюи — человек, позже получивший прозвище «гроза рэкетиров». Он преследовал мафию с рвением, граничащим с ненавистью. Тот факт, что в сороковых годах Дьюи дважды баллотировался на пост президента США, уступив не кому-нибудь, а Рузвельту и Трумэну, говорит само за себя: личность прокурора была фантастически популярна. Но это было уже в сороковых, а тогда, в 1935 году, он посадил за решетку самого «Лаки» Лучано на пятьдесят лет.

Расправившись с «Счастливчиком», прокурор Дьюи взялся за его бывшего «капо».  Новоиспеченный «дон» Вито был обвинен в убийстве, и чтобы не сесть в тюрьму, Дженовезе не оставалось ничего другого, как покинуть страну. В 1937 году Вито с двумя чемоданами, набитыми деньгами, бежит в Италию, чтобы на Родине начать все сначала…

Возвращение.

Через восемь лет, выгнанный уже из Италии, Дженовезе возвращается в США.

В тот же день собирается совет «семьи». Дженовезе зол, сосредоточен и готов ко всему.

-Я хочу, — сказал он, — лучших адвокатов, причем сегодня же, пока меня не задержали. Не хочу сидеть в тюрьме ни одного лишнего часа. Пусть внесут залог. Любой.  — Его «капо» ловили каждое слово босса. — Убейте всех свидетелей этого убийства. Через несколько месяцев федералам не останется ничего другого, как закрыть дело…

Все так и случилось. Теперь уже ничто не могло остановить Дженовезе в его новом восхождении на трон «Коза Ностры». И хотя со времени его бегства в Италию прошло восемь лет, в Синдикате мало что изменилось. «Боссом всех» боссов все это время был Фрэнк Костелло,  но слишком многие понимали, что он стал «capo di tutti capi» только благодаря тому, что Лучано посадили в тюрьму, а Дженовезе сбежал в Италию… И бывший «дон» Вито, который уже давно хотел стать действующим «доном», вновь принялся за свою  работу…

Вверх по лестнице, ведущей вниз.

Спустя несколько лет Дженовезе удается убрать одного из главных своих противников, правую руку Фрэнка Костелло — Вилли Мура. Теперь для того, чтобы стать во главе «Коза Ностры», Вито требовался только один удобный случай. И он Дженовезе представился.

В мае 1957 года человек Вито Дженовезе стрелял во Фрэнка Костелло. Тот остался жив, но по понятным соображениям решил подать в отставку. После этого он жил еще долго и, наверное, счастливо — один из немногих «донов», Кастелло умер естественной смертью в 1973 году.

А Вито Дженовезе, как хотел уже многие годы, наконец встал во главе «Коза Ностры». Но такой трон, как это часто и бывает, оказался для него слишком скользким. Уничтожив всех своих крупных врагов и конкурентов, Дженовезе никак не ожидал получить удар с другой, совершенно неожиданной стороны.

Вниз по лестнице, ведущей в никуда.

Анна Петильо, жена Дженовезе, которой надоело терпеть постоянные измены мужа, подала на развод. Но при этом она решила уйти по-итальянски, то есть с большим скандалом. Анна дала показания против Вито, рассказав на суде о преступлениях мужа. Ей показаниями заинтересовалась ФБР, и вскоре сам «дон» Вито и еще четырнадцать его помощников оказывается на скамье подсудимых по обвинению в торговле наркотиками.

Как и положено, они молчали и открещивались от всего. Но среди всех этих мафиози находился человек по имени Джо Валачи.

Он сидел с Дженовезе в одной камере, и однажды днем, когда за «доном» Вито пришли, чтобы перевести его в другое место, «босс всех боссов» подошел к Джо и прошептал ему несколько слов. Кроме бывшего шофера, их не слышала ни одна живая душа.

— Мне кажется, что ты заговорил, Валачи, и рассказал слишком много… Если это окажется правдой, считай, что ты мертвец.

Валачи дернулся, будто его ужалила змея, и отпрыгнул к противоположной стене. Охранник предостерегающе поднял дубинку.

—  Не думай, я оставляю тебя ненадолго, — сказал Дженовезе. — Скоро я передам тебе привет, — добавил он и улыбнулся.

Потом пришла охрана, и «дона» перевели в другой блок тюрьмы. А однажды ночью Джо Валачи обрезком трубы нечаянно убил своего соседа по камере: ему показалось, что того подослал бывший босс, чтобы заставить его замолчать навсегда…

Теперь Валачи вместо нескольких лет тюрьмы грозит смертная казнь. ФБР нажимает на него, и тот нарушает самый главный закон мафии со времен средневековья — закон молчания, «Омерту». Теперь он был обречен — наверное, потому, что являлся самым важным свидетелем за всю историю организованной преступности. По большому, счету, только благодаря ему мир узнал, что такое «Коза Ностра»…

…С тех пор утекло много воды. По приказу «босса всех боссов», продолжавшего руководить «Коза Нострой» из тюрьмы, был убит и «капо» Дженовезе, Тонни Эболи, и любовник его жены Стив Фрэнзе, и много, много кто еще… Никто не знает, принесли ли эти смерти облегчение Вито, но на свободу ему больше выйти не довелось. «Дон» Вито Дженовезе, один из крупнейших мафиози XX века, умер в тюрьме в тщетном ожидании освобождения. Наверное, он до самой смерти ни на секунду не прекращал надеяться, что оказавшись на свободе, он снова сможет начать убивать…

… Даже там, где предательства быть не может, а ты предаешь сам, жди его и не сомневайся: оно придет. И если ты не поскользнешься на дорожке, которую сам же поливаешь кровью, и пойдешь дальше по трупам, то это значит только то, что ты проживешь лишь на секунду больше… или сможешь расплатиться за свои грехи уже на Земле.

Евгений Махлин, семейный психолог, психотерапевт




Оставить комментарий