Махнёмся не глядя? (Статья о школьных обменах с Германией)

У нашей школы неплохие международные связи, поэтому нет ничего удивительного в том, что мне посчастливилось по школьному обмену поехать в Германию. Там, в Нижней Саксонии, находится одна школа, которая была «побратимом» нашей, московской.

После долгих мотаний по разным паспортным организациям все документы были оформлены. И сразу после того, как мы с чистой совестью сдали летние экзамены и перешли в одиннадцатый класс, наша «обменная» группа в составе восемнадцати человек, наивно полагающих, что вполне владеет немецким языком, отправилась в Германию.

Путешествовали мы поездом (так было дешевле, ведь мы оплачивали только дорогу, а все остальные расходы брала на себя немецкая сторона) и ехали целых двое суток. Скучать нам не приходилось: поскольку учились в разных классах, хотелось получше узнать друг друга перед тем, как и поговорить-то по-русски не с кем будет!

А потом мы прибыли в Ганновер. Город этот небольшой, но старый и очень красивый, и, кроме того, столица земли Нижняя Саксония. Но на этом наш путь еще не был закончен: на вокзале нас встретил директор школы, и вместе с ним мы быстренько пересели в электричку, которая и привезла нас к конечной цели нашего путешествия: общине Ведемарк. Нет-нет, община — это вовсе не значит, что там все было общее и жилось нам очень плохо. Просто это такая административная единица. В нее входит 16 деревень, объединенных одним центром — крупной деревней Мелендорф, в которой и находилась та самая наша школа-побратим.

И пока мы выходили из электрички на станции и шли к зданию вокзала, наступил самый, наверное, важный и ответственный для гостей момент: сейчас нас должны были расселить по тем семьям, с которыми мы будем жить. Что это за люди? Приехали ли они вообще нас встречать? Сможем ли мы найти с ними общий язык — и в буквальном смысле слова тоже? Тысячи мыслей стремительно проносились у меня в голове, пока мы входили в здание вокзала. Но ответами на эти вопросы были громкие и радостные крики встречающих нас людей. Потом все произошло очень быстро — нас по списку представляли друг другу, после чего семья увозила своего подопечного домой. Скоро и я дождался своей очереди…

Надо сказать, что я, может быть, и не был столпом в немецком языке, но все же своем классе был один из первых. Но одно дело, когда учишь язык в России, и совсем другое — когда приезжаешь со своими знаниями в Германию. Короче говоря, когда мы погрузили вещи в машину и по дороге домой отец семейства попытался со мной заговорить, я не понял совсем ничего. То есть вообще ни слова, и ему знаками пришлось показать мне, что он имеет в виду.

Нужно отдать должное моей немецкой семье, они совсем не пали духом. Парень, к которому я собственно и приехал (у него было странное имя Хельге) быстро съездил в магазин за русско-немецким словарем, и потом на отдельном листочке его отец принялся выписывать слова типа «есть», «пить», «спать» и тому подобное, и показывал их мне — мол, все ли правильно. Я испытывал очень странное чувство — мне одновременно было и стыдно, и смешно. Но, к счастью, я сумел довольно быстро адаптироваться к настоящей немецкой речи, и уже через пару дней довольно свободно мог общаться с членами семьи, а этим злосчастным листком мы так и не воспользовались.

Семья была довольно приятная — отец, мать и трое сыновей. Отец работал учителем в школе, мать — журналистом в местной газете. Старший сын, Ганс, собирался поступать в университет. Хельге был на год младше меня и только что закончил девятый класс, а младший — очень милый парень по имени Марк, перешел в четвертый.

Дом, в котором жила «моя» семья, по нашим меркам был довольно большим и при ближайшем рассмотрении оказался очень милым двухэтажным коттеджем. Рядом с домом был небольшой сад, на котором в основном росли цветы и который использовался для разных званых вечеров и небольших праздников. Мне выделили комнату, а после того, как я распаковал вещи, семья Хельге сообщила мне, что устраивает барбекю. Мы с отцом семейства Вольфгангом вместе жарили на полянке сосиски, и за неимением возможности общаться (я пока еще не освоился) просто иногда обменивались улыбками. На следующий день рано утром мы поехали на стадион, где проходил футбольный матч команды Марка. А вечером в честь меня быль устроен небольшой праздник — мне даже стало немножко неудобно. Вольфганг пригласил своих друзей со всей округи, и мы все вместе отпраздновали это прекрасное событие и даже немного выпили за дружбу наших замечательных стран.

А потом наступил понедельник… Вообще в Германии очень хитрая система образования. Судите сами: в самый разгар лета бедным немецким школьникам нужно было опять начинать учиться, и они шли в школу, словно на дворе стоял сентябрь. И все те две недели, на которые мы приехали в Германию, нам полагались вместе со своими партнерами посещать уроки, кроме тех случаев, когда для нас были запланированы экскурсии.

Какое-то время мы старательно этим занимались, но все же наши «глубочайшие познания» в немецком не позволили нам оценить все прелести обучения в местной школе. Хоте некоторые моменты произвели на нас впечатление и без слов: например, когда учитель истории, видимо, устав показывать что-то на карте, сел отдохнуть прямо на стол, и, болтая ногами, стал рассказывать дальше. В общем, через пару дней такой учебы был кинут клич, и вскоре вся русскоязычная братия собралась на совещание в школьном кафе. Мы единогласно решили, что посещение местных уроков абсолютно ничего не добавит нашему образованию, и отныне и до конца пребывания в Германии предпочитали гулять по Меллендорфу и покупать в магазинах сувениры.

При всем при этом наша культурная программа была очень насыщенной. Несколько раз мы ездили в Ганновер, где нам рассказали об истории этого древнего и красивого города. Забрались на ратушу, самое высокое здание города, и смогли оттуда обозревать окрестности. Сходили с экскурсией в здание парламента Нижней Саксонии, где создают законы и решают другие проблемы. Еще была очень запоминающаяся экскурсия на ганноверский завод «Volkswagen». Интересно и  непривычно было смотреть, как на кусок листового железа опускается целая гора на поршнях — пресс, а когда он поднимается, перед нами уже половина готового кузова…

Так прошла первая неделя нашего пребывания в Германии, а в конце её было запланировано одно важное событие — «Русский вечер», когда мы устроили концерт для наших хозяев. И хотя мероприятие это было непростое, мы основательно к нему подготовились: несколько долгих месяцев в Москве мы разучивали русские народные песни и танцы, и теперь, одевшись в русские народные костюмы, показали немцам все, чему научились, и не ударили в грязь лицом! А наградой за это нам была целая буря аплодисментов и несколько замечательных статей с нашими фото в местных газетах.

А потом была дальняя экскурсия — в Гамбург. Мы два часа ехали туда из Ганновера, а потом пересели на экскурсионный катер, и наше путешествие продолжалось уже по воде. Гамбург — это один из самых крупных портов страны, и часть города, словно Венеция, стоит на воде. Мы плыли на катере и смотрели, как из под серо-желтой воды поднимаются старинные кирпичные здания, и казалось непонятным, как их фундамент может выстоять в каждодневной битве с водной стихией, как он десятилетиями держит на себе весь дом?

Но многие экскурсии проводились и на территории самой общины. Здесь тоже было на что посмотреть! Мы посетили пекарню, видели, как месят хлеб, как его пекут… и, конечно, тут же попробовали нежные булочки, покрытые кунжутовыми семечками — еще горячие и очень вкусные.

А однажды вечером мы собрались в местном боулинге, небольшом, но очень уютном, и устроили конкурс с участием всех русских гостей и принимающих их семей, и тут уж мне повезло! Не в том смысле, что я просто мастер спорта по боулингу и тут же всех обставил. Дело в том, что такими спецами оказались отец и мать Хельге, и они заняли первое и второе места. И несложно догадаться, кому они отдали свои призы… Но, надо сказать, сам я тоже не оплошал, и, учитывая то, что играл первый раз в жизни, тоже занял далеко не последнее место!

А потом пришло время прощаться. Из гостеприимной Германии уезжать не хотелось, и многие здесь стали нам почти как родные… Две недели пробежали незаметно, и теперь я думал о том, что через год, будущим летом, Хельге приедет в гости уже ко мне…

Евгений Махлин, семейный психолог, психотерапевт



Комментарии (1) на “Махнёмся не глядя? (Статья о школьных обменах с Германией)”

  1. 1 irina  в 14:40, 14 февраля 2012:


    Моей дочери Катерине очень понравилась поездка по школьному обмену. И сейчас виден результат занятий — у нее появился большой интерес к языку, желание самостоятельно заниматься.
    Очень здорово, что детей погружают в языковую среду сразу и без всяких запасных вариантов. В такой экстремальной обстановке у Кати включилась интуиция, которая позволила чувствовать язык, понимать по эмоциям говоривших, о чем идет речь. И со временем все больше и больше сама начала говорить. Такое изучение языка оказалось намного эффективнее, чем 7 лет изучения его в школе.
    За 1,5 месяца ребенок не только заговорил, но и стал думать на языке. Видно, потребность выжить, понимать вызвала у дочери скоростной режим запоминания и изучения языка.
    Огромное впечатление на Катю произвела школьная жизнь германских школьников. И конечно, появился интерес к другим странам и понимание, что языковой барьер — вещь серьезная и его надо скорее преодолеть!
    Как итог можно сказать, что решение принять участие в школьном обмене было очень правильное! Лично мы заказывали этот тур в специализированной компании Мави групп, они профессионально занимаются турами для изучения языка. Так что смело могу порекомендовать это турагентство. Вот сайт mawi-tourism.ru и телефон +7 495 766 43 65, +7 926 535 09 10


Оставить комментарий