Интервью с семейным психотерапевтом Мариной Бебчук

семейный психотерапевт Марина Бебчук

семейный психотерапевт Марина Бебчук

«Есть ли что-нибудь важнее семьи?» Психиатр, семейный психотерапевт и директор Института Интегративной Семейной Терапии Марина Бебчук с уверенностью отвечает: «Нет!»

Она работает с семейными проблемами более двадцати лет и знает, о чем говорит. Поэтому наш разговор с ней пойдет о специальности, которая по-новому помогает понять многие психологические проблемы, возникающие в семье, и позволяет людям решить их — о семейной психотерапии.

Что такое «семейная психотерапия»?

Семейная психотерапия — это на сегодняшний день одно из самых востребованных, и, не побоюсь этого слова, самых модных направлений психотерапии на Западе и в Америке. Родилось оно в середине прошлого века в США, потом распространилось в Европе, а не так давно пришло и в Россию. Этот вид психологической помощи существует для работы с людьми,  у которых есть именно семейные трудности — проблемы во взаимоотношениях с детьми, супругами, родителями…

Но ваши клиенты часто воспринимают свои проблемы как «личные», и могут даже не догадываться, что на самом деле они имеют семейные корни?

Так чаще всего и бывает. В большинстве случаев семья попадает к семейному терапевту через ребенка. Обычно именно он становится самым страдающим членом семьи. Так, например, мама приводит на прием к специалисту сына с жалобами на плохое поведение, или на плохую успеваемость, с соматическими (телесными) нарушениями (например, тошнота) и просит индивидуальной консультации для ребенка.

Когда же мы начинаем выяснять, что стоит за этим симптомом или проблемным поведением, то оказывается, что ребенок — это всего лишь зеркало тех проблем, которые происходят в семье. Заниматься тогда нужно со всей семьей, и на следующий прием мы просим прийти уже всех: маму и папу, бабушку и дедушку, а иногда и няню… Всех тех людей, которые значимы, важны для этой семьи.

В чем отличие семейного терапевта от психотерапевта, который работает индивидуально?

Во-первых, у семейного терапевта другое образование. Исторически сложилось, что в нашей стране психотерапией занимаются как врачи, так и психологи. Важно, что все, кто практикуют как семейные терапевты, получают дополнительное специальное образование в области работы с семьей. Ведь такой специалист умеет работать не только индивидуально (а иногда приходится работать с одним членом семьи), но и с парой, и как мы говорим, с «расширенной», многопоколенной семьей.

Во-вторых, у семейного терапевта часто принципиально другая работа, чем у индивидуального. Приведу пример. Мама приходит на прием с ребенком, у которого проблемы, к очень хорошему индивидуальному психотерапевту, но который не работает в семейном подходе. Если ребенок маленький, мать может остаться в кабинете и наблюдать за тем, как он работает. А с психологом ребенок начинает общаться так, как он никогда не общался с матерью — так, как она сама не хочет, не может или не умеет.

Как вы думаете, что будет чувствовать эта женщина, видя, как ее ребенок с удовольствием играет с психологом или свободно рассказывает ему о своих любовных похождениях, если это подросток, например? Совершенно очевидно, что мама будет испытывать ревность по отношению к специалисту, а по отношению к ребенку — к примеру, обиду.

Если  предположить, что этот индивидуальный психолог очень хороший специалист, проблемы ребенка постепенно исчезают, но тогда нарастает напряжение у матери, и она приходит с ним домой. Папа, который посылает маму с чадом к специалисту и оплачивает это удовольствие, говорит ей: «Зачем мне нужно твое напряжение, что там у вас такое происходит?» И даже при хорошем результате терапия прекращается. Это очень частая вещь, если специалист не учитывает контекста возникновения симптома.

То есть, получается, что при «индивидуальной» психотерапии многие важные моменты просто не берутся в расчет?

Именно так. В семейной же терапии к каждому члену семьи есть равный интерес. Все одинаково важны в возникновении проблемного поведения; все нужны для того, чтобы справиться со сложностями в семье.

Вы употребляете термин «семейный терапевт». В чем разница между ним и семейным психотерапевтом?

Никакой разницы нет. Просто в мире более распространено понятие «семейный терапевт», у нас же это словосочетание чаще ассоциируется с семейным врачом, поэтому многие пользуются выражением «семейный психотерапевт». Хотя первое название более точное.

Расскажите, как вы сами стали семейным терапевтом?

 По своему образованию я — детский врач, и так сложилось, что десять лет назад я уехала в Германию и там увидела результаты психотерапии, которые могла бы назвать фантастическими. И мне захотелось попробовать сделать что-то подобное самой, и я здесь же, в Германии, начала учиться одновременно двум направлениям психотерапии сразу — индивидуальному подходу (это был гештальт-подход) и системной семейной терапии. А с годами увидела, что работать в индивидуальном подходе очень «узко», не хватает помощи родителей для ребенка. Поэтому последнее время я больше работаю как семейный психотерапевт. И обучаю этому методу в Институте Интегративной Семейной Терапии (ИИСТ). Мы знаем,  что не все в руках специалиста, что родители тоже могут помочь своему ребенку не менее эффективно, чем психотерапевт.

Расскажите об Институте, о том, как он создавался.

Родился он из учебной группы, прошедшей в Германии обучение семейной терапии. Часть этой группы и решила организовать Институт.

У нас есть несколько направлений деятельности, основная — это работа через диспетчерскую службу на город: принимаем семьи, обращающиеся к нам за помощью. Кроме этого, мы занимаемся образовательной деятельностью — даем дополнительное образование психологам и врачам в области семейной терапии, занимаемся консультированием организаций, потому что организация — это тоже система.

К нам часто направляют лечебные учреждения, школы. Институт существует уже несколько лет, поэтому о нас рассказывают своим знакомым наши бывшие клиенты.

Продолжение интервью с семейным психотерапевтом — здесь.

Евгений Махлин, семейный психолог, психотерапевт




Оставить комментарий